Секреты «ответственного родительства»

В свет вышла новая книга известных столичных психологов, общественных деятелей Ирины Яковлевны Медведевой и Татьяны


Львовны Шишовой «Спецмиссия антихриста». О современных врачах, беременных, мамах, родах, гормонах и кесаревом сечении.

Прочитать книгу и поделиться своим мнением мы попросили нескольких читательниц-москвичек.

Светлана Паршина, 34 года, преподаватель гимназии:

«Книга, которую мне дали прочесть, по-настоящему жизненна и полезна. Изучала ее и вспоминала собственный опыт. Все поразительно совпадает.

В 25 лет я вышла замуж. Через год родила своего первого ребенка, мальчика. Но с мужем мы ужиться не смогли, вскоре развелись. А у меня мало того что проблемы в личной жизни, так еще и все по женской части расстроилось. Пришлось обратиться к гинекологу.

Врач, выслушав мои жалобы, порекомендовала пить гормональный контрацептив. Сказала, что это самый современный препарат с минимумом побочных действий. А главное, он не только регулирует цикл, но и устраняет плохое настроение, а также превосходно действует на качество кожи и волос. В общем, всячески повышает самооценку разведенной женщины.

Кроме того, прием контрацептивов также позволит сэкономить мои яйцеклетки на будущее. На тот случай, если я найду нового мужа и решу родить сыну братика. Стоит лишь прекратить такое «лечение» – все детородные органы заработают, как новенькие.

Увы, через два месяца от начала приема моя и без того немаленькая грудь стала просто огромной, бесформенной. Масса тела увеличилась на пять килограммов, а через полгода – еще на семь. От былой стройности не осталось и следа. На ногах появилась некрасивая венозная сеточка. Стала побаливать печень. Участились головные боли. Однако все это я мужественно терпела. Во имя сохранения главного – функции деторождения.

Не тут-то было. Когда через три года я вновь вышла замуж и захотела второго ребенка, мой организм забастовал. В нем не созревали полноценные яйцеклетки. Месяц, два, три, год… В чем же дело? Оказывается, я слишком долго пила гормональные контрацептивы. И они «отключили» мою репродуктивную систему.

На восстановление утраченной функции понадобился еще год, а также масса нервов, сил и денег. Теперь я знаю, что скорая беременность после отмены гормонов не более чем миф.

Для многих женщин, как и для меня, это неожиданное открытие становится настоящей трагедией. Такие наивные жертвы есть и среди моих подруг.

Одна из них увлеклась инъекционными контрацептивами. Казалось бы, очень удобно: можно сделать всего один укол и несколько месяцев не бояться забеременеть. Однако через два года регулярных инъекций в груди у подруги появилось странное уплотнение. После обследования выяснилось: это опухоль. Причем гормонозависимая. Ее спровоцировало избыточное поступление женских гормонов с уколами. Оксане сделали операцию. Но угроза рецидива до сих пор сохраняется.

В книге Медведевой и Шишовой я нашла на этот счет весьма любопытную информацию. Оказывается, при испытании этих уколов на животных у них нередко развивались опухоли. Но производители о такой «мелочи» почему-то умалчивают! Не знала о возможной онкологии и моя несчастная подруга. Теперь у нее, скорее всего, никогда не будет детей… Не слишком ли это дорогая цена за возможность «наслаждаться интимной жизнью»?

Екатерина Смоль, 38 лет, переводчик:

«Спецмиссия антихриста» вернула меня в недалекое прошлое. В те времена, когда я рожала своих детей и изнутри наблюдала всю отечественную «медицинскую кухню». Многое из сказанного психологами имеет ко мне непосредственное отношение. А значит, моя история не единичный, а типичный для нашего времени случай. И оттого может быть полезна всей аудитории.

Когда я забеременела в третий раз и пришла вставать на учет, «добрый доктор Айболит» сочувственно посмотрел на меня, даму за 35, и твердой рукой выписал направление на аборт. Спорить и что-то доказывать я не стала. С таким эскулапом нам явно не по пути. Молча взяв убийственный рецепт, решила всю беременность наблюдаться у частного, проверенного акушера-гинеколога.

Все девять месяцев прошли достаточно спокойно, без осложнений. Тем не менее рожать дома я все-таки побоялась, отправилась в роддом.

Едва мой третий сын появился на свет, врач сказал: «Ну что, перевязываем трубы? Ты же не собираешься рожать еще?». Разумеется, находясь в здравом уме, я категорически отказалась от стерилизации. Ведь именно эту калечащую операцию мне хотели сделать, чтобы навсегда лишить способности дарить жизнь! Но я не хочу становиться инвалидом. И пусть Господь Бог, а не акушер, решает, стоит ли мне еще иметь детей или остановиться на достигнутом.

А другие две женщины из родильного отделения на стерилизацию согласились. То ли были в полубессознательном состоянии, то ли недопонимали, что происходит.

Еще нескольким дамам сделали кесарево сечение. Одни сами отказались от естественных родов, стремясь избежать боли. Других в необходимости кесарева убедили сами врачи. Возможно, им так было проще. Спокойнее, быстрее. А возможно, они находились под влиянием той же антидетородной пропаганды, что и циничные производители абортов.

Ведь после кесарева сечения женщине нельзя беременеть в течение двух-трех лет. Вторые роды чаще всего тоже разрешаются оперативно. А третья беременность при двух рубцах на матке – уже практически нонсенс. Шитая-перешитая матка вряд ли выдержит нагрузку в виде еще одного ребенка. Так что оперативные роды – еще один хитрый способ сдерживания рождаемости. После них многодетной мамой вам уже не быть.

В книге немало историй, подобных моей. Все они подкреплены конкретными живыми примерами и реальным опытом медицинских специалистов. Думаю, что этот труд полезно прочитать абсолютно всем женщинам.

Я согласна с авторами: за свою беременность сейчас приходится сражаться. Надо быть бдительной, информированной, медицински и психологически грамотной. Не позволять никому себя запугать и запутать».

Наталья Петрова, 25 лет, полиграфист:

«Больше всего меня задело за живое обсуждение одной актуальной проблемы. Это прерывание беременности по медицинским показаниям. Не секрет, что, если женщина перенесла на ранних сроках грипп, принимала какие-то лекарства, врачи рекомендуют избавиться от ребенка. Все равно, как они утверждают, он наверняка родится больным или уродом.

Совсем недавно мне пришлось пройти через нечто подобное.

С 16 лет в моей медицинской карте стоит диагноз «бесплодие». Всему виной – синдром поликистозных яичников. Проблема, вызванная сложными гормональными нарушениями. При этом недуге женщина не может самостоятельно зачать ребенка. Лишь с помощью специального лечения, и то с большим трудом. Вот мне и пришлось целых девять лет испытывать на себе разные препараты и процедуры. А наблюдавшие меня доктора в зависимости от реакции организма корректировали свои лечебные протоколы.

В качестве последнего эксперимента мне были выписаны пилюли для подавления мужских гормонов. Строго говоря, это средство призвано лечить рак предстательной железы у мужчин. Но врачи успокоили: можно принимать и женщинам. И надо же было такому случиться: именно на фоне этого лечения я наконец-то забеременела!

Вот только врачи не разделили моего бурного восторга. Вдруг оказалось, что действие препарата непредсказуемо. Лекарство вполне могло повредить яйцеклетки на этапе закладки. А это чревато пороками развития. И значит, такую беременность лучше… прервать.

И неважно, что к ней я шла девять долгих и мучительных лет. И что это, возможно, мой единственный шанс стать мамой. Никто из врачей не захотел взять на себя ответственность за наблюдение моей беременности. Кое-кто даже выразил надежду, что у меня произойдет выкидыш. Мол, таким образом организм сам отторгнет нежизнеспособный плод.

Но если даже он выживет, то на учет меня возьмут лишь тогда, когда я пройду пренатальную диагностику. Этим термином называют все виды обследований ребенка в утробе матери. Хорошо, если эмбрион окажется нормальным. Но если обнаружатся дефекты – выход один. Все то же прерывание.

На первый пренатальный скрининг я пошла в 12 недель. Узистке сразу не понравился один важный параметр будущего младенца. Для постановки более точного диагноза требовалось пройти другую, совсем небезобидную и небезболезненную процедуру – биопсию хориона. Суть ее в том, что через прокол в животе изнутри берется кусочек плодной оболочки. Дальше его тщательно исследуют и выносят вердикт о состоянии эмбриона.

Разумеется, я доверилась врачам и на экзекуцию согласилась. Вытерпела. Но, к несчастью, вечером того же дня у меня прихватило живот. Началось кровотечение. «Скорая помощь» отвезла меня в больницу, где, не зная моей «сомнительной» предыстории, доктора принялись останавливать начавшийся выкидыш. Через две недели я вышла оттуда благополучно беременной. Чудеса! Оказался совершенно нормальным и тот анализ.

Сейчас я – мама тремесячной дочурки. Девочка родилась в срок. У нее нет ни внешних уродств, ни внутренних аномалий. Разве что немного повышено внутричерепное давление. Следствие моей «беременной» нервозности и слишком быстрых родов. Страшно подумать, что я могла бы уничтожить свою дочь, поддавшись на уговоры медиков.

Абсолютно согласна с авторами «Антихриста». Нынешняя пренатальная диагностика не настолько совершенна, чтобы быть на 100% безошибочной. Случаются ложные диагнозы, ложная тревога. И напрасно загубленная жизнь младенца…

На самом деле редкий врач может дать женщине гарантию, что ее плод несовместим с жизнью. Соавторы книги, практикующие медики, говорят: развитие ребенка, особенно на ранних сроках, является великой тайной. И никакой доктор не может увидеть при УЗИ душевные качества ребенка. А может, именно этот, не совсем здоровый малыш станет для родителей отрадой и утешением.

Наталья ДАЛЬНЕВА

Яндекс.Метрика