Яндекс.Метрика

Дети и развод

Для родителей развод – это кризис. Для детей – катастрофа. Даже если ваш ребенок безмолвно переживает ссоры в семье или разлуку с папой, это вовсе не значит, что он не страдает. Как расстаться с наименьшим ущербом для психики ребенка?


На эту тему рассуждает частнопрактикующий московский детский психолог-педагог Людмила Ивановна Серова.

Друзья по несчастью

Родители семилетнего Павла более года жили в состоянии вражды – не могли договориться о разделе имущества, в том числе и загородного особняка. Его каждый из супругов хотел оставить себе. От их бесконечных ссор у парня начался нервный тик, он стал заикаться. Поскольку война отнимала у родителей много сил и времени, Пашу воспитывали две сменные няни. Им на помощь позвали еще и меня, домашнего психолога.

Вызвать на откровенный разговор детей – дело трудное. Вопросы, заданные напрямую, могут лишь спугнуть ребенка. Учить его выражать свои чувства лучше всего с помощью историй, основанных на личном опыте. Только делать это надо без назиданий.

Однажды, сидя с Павлом у пруда и мастеря бумажные кораблики, я рассказала ему о своем детстве. О том, как страдала из-за того, что родители ссорились и отец уходил из дома: «Когда за ним захлопывалась дверь, в квартире становилось так тихо и страшно, будто мы похоронили близкого человека. Мама угрюмо молчала, и я боялась ее о чем-либо спрашивать. Мне казалось, что на целом свете нет человека, более одинокого, чем я. Порой по ночам плакала от бессилия, не знала, как их примирить. Ну почему они не любят друг друга? Почему война побеждает мир?

Ответы я искала в книгах. Так что моя беда обернулась благом – я стала много читать и размышлять о смысле жизни, о любви, о Боге».

Павел слушал, раскрыв рот. Так задушевно и честно – как со взрослым – с ним до этого никто никогда не разговаривал. «У меня есть книга о Боге, – сказал он задумчиво, – я поищу там ответ про маму и папу».

Через неделю, прочитав детское Евангелие, Паша спросил меня: «Наверно, мой папа попадет в ад? Жениться ведь можно только один раз, а у него уже была до моей мамы жена, она родила ему детей, и он их бросил. А сейчас, мама говорит, папа хочет выгнать нас из дома».

«Кто знает, может, твой отец еще раскается, попросит прощения у Бога, и тот его простит? Ведь в душе он не злой: помогает бывшей семье деньгами, ездит с тобой к своим детям в гости. Самое главное, чтобы ты любил папу, молился за него и никогда не осуждал».

От любви до ненависти

Ни в коем случае нельзя критиковать отца при ребенке. Даже если вам кажется, что он не слышит, потому что занят игрушками или уже лег спать. Детей чрезвычайно интересует мир взрослых. Они впитывают, как губка, все разговоры в доме.

Как-то раз Паша подслушал, как бабушка кому-то «сливала» по телефону компромат на его отца: мол, у «подлеца» деньги грязные, и первый свой капитал он заработал, ограбив собственный банк и разорив тысячи вкладчиков. Мальчика эти «откровения» повергли в шок. Его отец – вор, преступник!

Наутро он спросил меня: «Зачем банкиру грабить свой банк? Это же глупо!» Еще не понимая подоплеку вопроса, я пояснила: «В банке хранятся деньги не только банкира, но и других людей». Мой ответ подтвердил его догадки и привел в ярость: парень принялся крушить игрушечный банк из лего, который накануне собирал с няней. Я не стала его останавливать – пусть выплеснет агрессию.

Выяснив через полчаса, в чем причина истерики, предложила из обломков банка построить храм Пресвятой Богородицы. Начали возводить церковь, а в итоге получилась летающая воскресная школа им. Архангела Гавриила. А вот восстановить доверие к отцу оказалось очень сложно. Павел наотрез отказывался с ним общаться.

«Даже если весь мир отвернется от твоего отца, ты обязан протянуть ему руку помощи. Человека могут оклеветать, а ты веришь. Не слушай никого», – пыталась я его образумить.

«Даже бабушку?» – удивился мальчик. «Да хоть папу римского! Отец и мать – это святое», – настаивала я. Павел обещал в следующий раз, как только отец позвонит, наладить с ним контакт.

Если родители не могут заключить между собой мир, то для ребенка будет лучше, если отец на время свидания будет забирать его из дома.

Бунт нигилиста

За время моей работы с Павлом у парня исчез тик, он перестал огрызаться на любое замечание и уже не воспринимал размолвку родителей так трагично, как прежде. Летом мать увезла сына на море, и, обрушив на него известие о разводе: «Мы теперь с тобой будем жить отдельно от папы. Он мне больше не муж. Я считаю, что вам не надо больше видеться. Он предал нас, променял на другую женщину», – вернулась в Москву, оставив Пашу на попечении няни.

Нельзя ставить детей перед фактом развода так жестко. И уж тем более бесчеловечно оставлять ребенка один на один с катастрофой, когда вокруг него нет ни одной близкой души. Когда некому выплеснуть свое горе, не у кого найти понимания и совета, как жить дальше. Паша замкнулся, стал нервный, от радостного мальчугана не осталось и следа. А вскоре вернулись тик и заикание.

Осенью меня вновь попросили поработать с Павлом. На мои просьбы разрешить ему свидания и прекратить настраивать его против отца мать ребенка ответила отказом.

К сожалению, психолог не чудотворец, который может вмиг изменить человека. Если можно ненавидеть отца, то почему надо любить мать и бабушку, да и вообще остальных людей? В голове ребенка складывается примерно такая логика. Если она закрепляется в сознании, то дети превращаются в нигилистов и циников.

Маленький беглец

У восьмилетнего Вовы никак не складывались отношения с родными. Его мама после развода сразу вышла замуж и через год подарила мальчику сестру. Она замкнулась на хлопотах о младенце и мало уделяла времени сыну. Отец пропадал в командировках и не мог часто видеться с Вовой. Отчим дарил игрушки и считал, что этого вполне достаточно для взаимной дружбы.

Чувство одиночества привело Володю к мысли, что раз он никому не нужен, то пора бежать из дома: «Пусть тогда волнуются, переживают. А я буду путешественником, и когда стану знаменитым и меня покажут по телевизору, они все расплачутся и начнут просить у меня прощения, а я их не прощу».

Парень серьезно подготовился к побегу: накопил 500 рублей на дорогу, уложил в рюкзак галеты, шоколад, теплые носки, фонарь, спички. И вечером, когда взрослые были заняты своими делами, ушел из дома. На поиски беглеца подняли всю столичную милицию. Нашли парня спящим на скамейке в парке. Мать обратилась ко мне с просьбой побеседовать с сыном, проверить, все ли у него в порядке с психикой.

Шоковая терапия

«Я их ненавижу, – заявил Вова на мой вопрос, почему он убегает от родных. – Мама меня не любит, папа тоже. Им все время некогда. А я их почему должен любить?» Через пару дней, проведенных вместе, Володя открыл мне по секрету страшную тайну своего рождения: «Я им не родной. Они меня взяли в детдоме, – любимая фантазия обделенных любовью детей. – Все равно я с ними жить не буду. Сбегу далеко-далеко».

В такие моменты спорить с ребенком бесполезно. Надо принять его точку зрения, чего он совершенно не ожидает: «Да, путешествие – это отличная идея, – согласилась я, – но у него должна быть благородная цель. Я тоже в детстве убегала из дома, но не просто так – из обиды или желания мести. Мне хотелось попасть в Африку, чтобы помочь чернокожим людям бороться за свободу.

Одно дело ты герой и совсем другое – обычный бродяга, каких полным-полно кругом».

Для наглядной иллюстрации устроила пареньку экскурсию на Курский вокзал, где показала стайки беспризорных –

грязных и оборванных подростков – и излучающих зловоние бомжей, клянчивших подаяние. Картина драки полуозверевших людей оказала на моего «беглеца» шокирующее впечатление.

«Ну что бы ты делал, когда бы у тебя закончились деньги? Стал воровать? Убивать за кусок хлеба? Ты ведь умный парень, не боишься опасностей – это замечательно, но скажи, юный пилигрим, умеешь ли ты разводить костер, ориентироваться на местности, охотиться, понимать язык звезд, ветра, воды? – Вова отрицательно покачал головой. – Чтобы постичь всю эту премудрость, надо много-много учиться».

С разрешения матери я определила Павла на летние каникулы в экспедицию «Школы путешественников». С командой любителей приключений он шагал по лесам Подмосковья, жил в палатке, варил кашу в котелке, рыбачил, сплавлялся на плоту по реке.

Новые опыт, впечатления, друзья, конечно, помогли ему на время преодолеть внутренний конфликт с домашними. Но впереди у него кризис переходного возраста, и если родители по–прежнему будут безразличны к переживаниям сына, он еще больше отдалится от них и станет чужим среди своих, а повзрослев, навсегда уйдет из дома.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика