Англо-Бурская война (1899—1902)

« Президенты Оранжевого Свободного Государства и Южноафриканской Республики маркизу Солсбери. Блумфонтейн: 5 марта 1900 года.

Кровь и слезы тысяч пострадавших от этой войны и перспектива морального и экономического краха, который теперь угрожает Южной Африке, заставляет обе стороны хладнокровно и как перед Триединым Богом спросить себя, за что они воюют, и оправдывает ли их цель все это страшное страдание и разорение. С этой целью и принимая во внимание утверждения различных британских государственных деятелей, что эта война была начата и ведётся с твёрдой целью подорвать власть Её Величества в Южной Африке и установить над всей Южной Африкой правительство, не зависимое от правительства Её Величества, мы считаем своим долгом официально заявить, что эта война была предпринята исключительно как защитная мера, чтобы отвести угрозу от независимости Южноафриканской республики, и продолжается ради обеспечения неоспоримой независимости обеих республик как суверенных интернациональных государств и получения гарантий, что подданные Её Величества, принимавшие участие в этой войне на нашей стороне, никогда не пострадают лично или имущественно. На этих условиях, и только на этих условиях, мы, как и раньше, желаем видеть восстановление мира в Южной Африке и конец несчастий, ныне здесь царящих; если же правительство Её Величества намерено ликвидировать независимость Республик, то нам и нашему народу остаётся только до конца следовать уже начатым курсом, несмотря на подавляющее превосходство Британской Империи, зная, что Господь, воспламенивший неугасимый огонь любви к свободе в наших сердцах и сердцах наших отцов, не оставит нас, а закончит Свою работу в нас и наших потомках. Мы не решались делать это заявление Вашему Превосходительству раньше, поскольку боялись, что, пока преимущество было на нашей стороне и пока мы занимали оборонительные позиции в глубине колоний Её Величества, подобное заявление может задеть честь британского народа. Но теперь, когда престиж Британской империи можно считать восстановленным захватом одной из наших армий, вследствие чего мы вынуждены эвакуировать другие свои рубежи, это затруднение позади, и мы, не колеблясь, сообщаем Вашему правительству и народу перед лицом всего цивилизованного мира, почему мы сражаемся, и на каких условиях готовы восстановить мир».

Таково было послание, продуманное в своей простоте и искусное в своей прямоте, посланное старым президентом, потому что в каждой строке чувствуется интонация Крюгера. После прочтения этого документа следует возвратиться к фактам: серьёзной подготовке республик к войне, неподготовленности британских колоний, ультиматуму, аннексиям, раздуванию мятежа, молчанию о мире в дни успеха, тому, что под «неугасимой любовью к свободе» подразумевается решимость держать других белых людей в положении рабов — только тогда мы сможем составить справедливое мнение о ценности послания. Следует также помнить, принимая простодушную и благочестивую фразеологию, что имеешь дело с человеком, не раз проявившим коварство, с человеком, который коварен, как дикари, с которыми он вёл переговоры и воевал. Этот Паулус Крюгер с простыми словами о мире — тот же Паулус Крюгер, что мягкими словами гарантировал разоружение Йоханнесбурга, а потом немедленно арестовал своих врагов, — человек, чьё имя — символ коварства по всей Южной Африке. Против такого человека лучшим оружием является абсолютно голая правда, перед которой лорд Солсбери и поставил его в своём ответе.

Министерство иностранных дел: 11 марта.

«Имею честь подтвердить получение телеграммы господ президентов от 5 марта из Блумфонтейна, смысл которой главным образом сводится к требованию, чтобы правительство Её Величества признало „неоспоримую независимость“ Южноафриканской республики и Оранжевой Республики как „суверенных интернациональных государств“, и предложению на этом условии завершить войну.»

В начале октября между Её Величеством и двумя Республиками действовал последний мирный договор, основывавший на существовавших тогда конвенциях. Несколько месяцев правительство Её Величества и Южноафриканская республика вели переговоры, целью которых было смягчить некоторые очень серьёзные притеснения, испытываемые постоянно проживающими в республиках британцами. В течение этих переговоров республики произвели значительные военные приготовления, о чем стало известно правительству Её Величества, и оно поэтому предприняло шаги, чтобы предоставить соответствующее подкрепление гарнизонам Кейптауна и Наталя. Никакие гарантированные конвенциями права к этому моменту британской стороной не нарушались. Вдруг после оскорбительного ультиматума Южноафриканская республика объявило войну, и Оранжевая Республика, с которой даже не велись какие бы то ни было дискуссии, совершила тот же шаг. Две республики немедленно вторглись в доминионы Её Величества, блокировали три города в пределах британских границ, оккупировали огромную часть двух колоний, нанеся большой ущерб собственности и жизни, и заявили, что будут относиться к жителям, как будто эти доминионы присоединены к одной из них. В ожидании этих операций Южноафриканская республика за многие годы сделала огромные военные запасы, которые по своему характеру могли предназначаться только для использования против Великобритании. Господа президенты делают несколько замечаний негативного свойства по поводу цели, ради которой совершались эти действия. Думаю, нет необходимости обсуждать поставленный Вами вопрос. Однако в результате такой подготовки, произведённой с большой секретностью, Британская империя оказалась вынуждена противостоять вторжению, которое повлекло за собой дорогостоящую войну и потерю тысяч драгоценных жизней. Эта большая беда стала наказанием за то, что Великобритания в последние годы соглашалась с существованием двух Республик. Принимая во внимание то, как две Республики использовали свой шанс, и какие бедствия навлекло их неспровоцированное нападение на доминионы Её Величества, правительство Её Величества может ответить на телеграмму господ президентов только единственным образом — мы не готовы согласиться на независимость как Южноафриканской, так и Оранжевой Республики». Империя, за исключением небольшой группы простофиль и доктринёров, полностью согласилась с этим откровенным и бескомпромиссным ответом. Перья были отброшены — в спор снова вступили «маузеры» и «ли-метфорды».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика