Яндекс.Метрика

Татьяна Лютаева: Жизнь после «Гардемаринов»

Сыграв Анастасию Ягужинскую в сериале «Гардемарины, вперед!» и «Виват, гардемарины!» актриса Татьяна Лютаева сразу стала знаменитой. Вскоре она вышла замуж и поселилась в Вильнюсе, продолжая сниматься в кино: «Черный квадрат», «Другая женщина, другой мужчина», «Дура», «Знаки любви» – всего уже более тридцати ролей. Выросла Татьяна в Одессе. Училась во ВГИКе на курсе Алексея Баталова. Не так давно она вернулась на постоянное место жительства в Москву. Что она думает, чувствует на новом повороте своей судьбы?

– Татьяна, помогает ли вам в жизни природный одесский юмор?
– Если бы не мой юмор и не позитивное отношение к жизни, то мне было бы куда сложнее, потому что даром ничего не дается.

– Многие считают, что чувство юмора им присуще, а как до дела дойдет, выясняется, что его и нет вовсе. Трудно ведь смеяться над собой, не так ли?
– Некоторые воспринимают все, что с ними происходит, слишком серьезно. Не надо цепляться к своей жизни по мелочам. Понятно, что есть чувство ответственности, но жизнь ведь очень коротка. Стоит ли портить ее себе из-за пустяков?
Естественно, бывают ситуации, когда смеяться просто грешно. В сложных ситуациях надо, наоборот, максимально сосредотачиваться и ни в коем случае не хандрить.
Свекровь – бабушка моей Агне – однажды научила меня: если проблема загнала тебя в угол, то сядь спиной в угол, посиди там некоторое время и подумай, в чем причина. Найди причину и уничтожь ее. Человек от природы идеален и может все свои проблемы решить при помощи разума и сердца. Разум, чтобы думать, а сердце, чтобы предчувствовать.

– Что обычно говорите себе, если ситуация уходит у вас из-под контроля?
– Я говорю себе: «У меня теплые ноги, я – солнышко». И это очень помогает.

– Тот, кто вырос на море, в разлуке с ним обычно скучает. А вы навещаете Одессу или отдыхаете только за границей?
– Во-первых, у меня в Одессе мама. В прошлом году мы с детьми и друзьями отдыхали на Черном море. А осенью я вывозила детей на Кипр. Сравнивать, конечно, невозможно. На Кипре сервис, а Одесса сердцу ближе. Там стоит только выйти на улицу – сразу услышишь что-нибудь смешное или сногсшибательное. Или, к примеру, сходишь на Привоз, сколько удовольствия получишь.

– Наверное, на Привоз ходят не только и не столько за продуктами, сколько ради общения?
– Конечно, ради эмоционального заряда на весь день. Я, бывало, еду утром в школу, спать хочется. Но в троллейбусе такое веселое общение, такого наслушаешься, что сон как рукой снимало.

– Когда вы уехали в Вильнюс, мы потеряли вас из виду. Как у вас там жизнь сложилась?
– Во-первых, я родила дочь и вскоре поступила в Вильнюсский русский драматический театр. Тринадцать лет прослужила в этом театре и счастлива, что это было в моей судьбе. В каком московском театре мне выпало бы сыграть и Настасью Филипповну, и Катарину, и Ольгу, и Елену Андреевну – все лучшие роли классического репертуара? В театре я стала актрисой и теперь купаюсь в своей профессии, вкусно в ней существую. К тому же в те годы в российском кино были проблемы.

– Прожить тринадцать лет в другом государстве – это и много и мало. Тем не менее вы выучили литовский язык. Что можете посоветовать женщинам, которые по семейным или иным обстоятельствам уезжают в другую страну?
– Чтобы ни в коем случае не замыкались в своем мирке, интересовались языком, культурой, кулинарией. Если вышла замуж, то родина мужа, любимого человека, должна быть тебе интересна. Я очень любознательная, поэтому стала говорить по-литовски. Недавно отец Агне приезжал с концертом в литовское посольство в Москве. Когда мы с дочкой туда пришли, все посольские женщины бросились ко мне с объятиями. Они считают меня своей. «Это же наша Лютаева!». Все-таки я не бесполезно провела в Литве эти годы. Кроме театра, я еще организовала там шесть фестивалей.

– И, несмотря на застой в кино, почти каждый год снимались.
– Раз в год обязательно. Но все-таки трудно было совмещать кино, театр и семью. Во втором браке у меня родился сын, а когда мы с мужем разошлись, я почувствовала, что пора возвращаться в Москву. Кстати, меня все время звали вернуться. И я вернулась, потому что захотелось перемен. И у детей в Москве будет больше перспектив. Сын в этом году идет в гимназию, а дочь готовится поступать в театральный. Трудный год мне предстоит.

– Как вы при вашей загруженности успеваете быть еще и заботливой, внимательной матерью?
– Я считаю, что дети – самое главное в жизни. Всех денег все равно не заработаешь. Могу сказать о себе без преувеличения: я – сто-процентная мать. Мало тусуюсь на разных фестивалях и презентациях и, если свободна, предпочитаю провести время с детьми.

– Когда вы играли в театре, то каждый вечер слышали аплодисменты зала. Сейчас вы в кино. Есть ли какая-то отдача или аплодисментов вам теперь не хватает?
– Отдача есть, безусловно. Если идет какой-то мой фильм по телевизору, то сразу звонят знакомые и друзья. Сейчас я больше сосредоточена на кино. Мне нравится работать в кино. Нравится постоянно перевоплощаться, искать какие-то новые образы.
Например, в фильме «Посылка с Марса», где я играла гувернантку-немку, мне сделали смешно оттопыренные уши и говорила я там с акцентом. Так никто не узнал меня в этой роли, даже близкие.
Я считаю, что актриса не должна бояться быть некрасивой, странной или старой на экране. Это не может повлиять плохо на ее карьеру.

– А в жизни вы какая? Вам нравятся современные голливудские стандарты красоты, эта холодность, недоступность? Вы тоже к этому стремитесь?
– Относительно нашей страны мне все это не нравится. У нас другой менталитет, другое воспитание, культура и вдруг – из грязи да в князи. У голливудских актеров огромные гонорары, они давно так привыкли жить, для них это норма.
А мы только сейчас стали зарабатывать больше и сразу строим из себя недоступных звезд. Это не для меня. Как ходила в магазин, так и буду ходить. И если узнают на улице – не стану прятаться.
Недоступность – это все притворство, ханжество. На самом деле, чем больше человек, тем он проще. Все наши женщины вдруг бросились делать пластику лица. Много лет за собой не ухаживали, а теперь давай надутые гелем губы и накачанный бюст. Все как-то неестественно.
Особенно это касается шоу-бизнеса. Должно же быть хоть какое-то чувство меры. Если есть проблемы и это мешает работать, например, мешки под глазами, тогда да. Ботокс я отчасти принимаю, но с условием, чтобы лицо оставалось живым. А то так обколются, что напоминают кукол ходячих. Может быть, внутри страсти и кипят, а на лице-то ничего не двигается.
Я считаю, чтобы быть красивой, достаточно регулярно ухаживать за собой. Взяла клубнику: одну в рот, другую на лицо. Режешь огурец в салат, возьми дольку и протри лицо. Все бабушкины рецепты эффективны.

– А в современной косметологии что предпочитаете?
– Только все натуральное. Хоть химия и дает моментальный эффект, все это плохо и потом аукнется. Если мезотерапия делается на гиалуроновой кислоте – это хорошо: замедляет процесс старения, улучшает структуру кожи. Но, прежде чем что-либо с собой сделать, как говорится, семь раз отмерь – один отрежь. Испортить себя можно за секунду.
Почти у всех есть дома соковыжималка. Наверняка раз или два ею попользовались и забросили. Мыть ее тяжело, видите ли. А я ежедневно делаю себе и детям сок из моркови, яблока и сельдерея.

– В каких пропорциях?
– На стакан две моркови, одно большое яблоко и три стебля сельдерея.

– Вот мы и добрались до сути. Вся красота изнутри и зависит от питания и образа жизни. Вы согласны?
– Да. Обязательно нужно высыпаться и спать не менее 6–7 часов, лучше даже больше. Если нет возможности высыпаться регулярно, то среди дня, в выходной, хоть полчасика, но поспать. Питание должно быть простое, но разнообразное.
Утром мы едим каши – овсянку или манную, творог, йогурт. Обязательно ежедневно супы. Я варю на говяжьем бульоне борщ, щи, весной щавелевые щи, а сын любит куриный суп с клецками или лапшу. Иногда, если есть время, делаю рыбную солянку. Летом в жару готовлю литовский холодный борщ. Готовить очень люблю и делаю это быстро. Главное, хотеть этого. К вечеру, конечно, устаю, но зато сплю крепко.

– Татьяна, если говорить о моде, то как одеваются в Москве и как в Прибалтике? И что для себя в этом смысле вы взяли, когда жили в Литве?
– В Москве большой выбор. Здесь можно одеться недорого и со вкусом. В Литве тоже умеют одеваться. У литовцев я взяла на вооружение цветовую гамму. Никогда не надену блестящее, кричащее, с люрексом и тому подобное. По этой же причине не ношу бижутерию. Если на пальце массивное кольцо, то одно, а не три. Маникюр накладной какого-нибудь дикого цвета да еще с аппликацией никогда не стану носить. Все должно быть натуральным.
Макияж нужно делать так, чтобы его не видно было на лице. Подбирая себе модную вещь, следует объективно оценивать свою фигуру. Не нужно носить то, что подчеркивает твои недостатки, даже если это модно. Некоторые это объясняют так: я, мол, без комплексов, поэтому, что хочу, то и ношу. Но зачем быть хуже, чем ты есть на самом деле?

– Как вы следите за фигурой?
– Хожу в открытый бассейн. Плавание очень полезно для позвоночника и легких. Мама моя даже зимой купается в море, так что мне есть, с кого пример брать.

– Люди теперь более коммуникабельны, благодаря Интернету и возможности путешествовать. Из-за этого стали чаще распадаться пары. Вы боитесь измены?
– Бояться измены невозможно. Если это произошло – надо расставаться. Я не смогу этого простить. Если мне изменили с другой – значит, у меня какие-то проблемы? Или просто из любопытства? Тогда это совсем плохо. Это говорит о незрелости души. Или о комплексах, которые не позволяют ему сделать это с женой, а не на стороне.
Лично у меня, если я с кем-то вместе, даже мысли об измене не возникает, так как не вижу в этом никакого смысла.

– Кажется, от измен люди страдают даже больше, чем от болезней. Что делать?
– Надо проговаривать друг с другом все проблемы. Не надо молчать. Если молчишь, если что-то, что тебя задело, проглотила, то это будет накапливаться и выльется в какой-то комплекс. Не надо бояться быть искренними друг с другом. Мы не умеем этого? Значит, надо учиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика